теги: святой, церковь, Господь Вседержитель, молитва, православный, христианство, Богородица, Ангел-Хранитель, пост, именины, Таинства, Крещение, Исповедь, Миропомазание, Закон Божий, Символ Веры, Покров Пресвятой Богородицы, молитва к своему Ангелу Хранителю, десять Заповедей, Причастие, священник, сан, Соборование, приход, молитвы утренние, путь в храм, вера, молитва для водителей
Главная | Выход | Вход                  СВЯТОЙ  - православный сайт

Меню сайта

Советы батюшки

Поговорка

Кто всуе Бога призывает, тот всуе свой век проживает

Блажени милостивии

О Причастии

Причащающегося реже раза в год Святые Отцы признавали отлученным от Церкви (такой человек отлучает себя сам)

О судьбе

Учение о судьбе посеяно диаволом . Судьбы никакой нет.

Когда хвалят

Услышав похвалу себе, вспомни свои недостатки (свт. Филарет Московский).

О браке

В браке происходит преображение человека, преодоление одиночества и замкнутости, расширение, восполнение и завершение его личности. Протоиерей Иоанн Мейендорф так определяет сущность христианского брака: "Христианин призван - уже в этом мире - иметь опыт новой жизни, стать гражданином Царства; и это возможно для него в браке. Таким образом брак перестает быть только лишь удовлетворением временных естественных побуждений... Брак - это уникальный союз двух существ в любви, двух существ, которые могут превзойти свою собственную человеческую природу и быть соединенными не только "друг с другом", но и "во Христе"".

Поиск

Страх Божий

Как оживить в себе страх Божий? Потрудитесь поставить себя в состояние умирающего сейчас и сейчас имеющего предстать на суд и вместе с тем возбудить соответственные тому чувства. Ничто так не оживляет страха Божия, как поставление себя в сие состояние и восчувствование того.

Календарь

«  Август 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Православные праздники

Не брать взаймы

Брать взаймы — начало лжи, случай к неблагодарности, вероломству, клятвопреступлению; какая же польза из того, что отдалишь нужду на нынешний день? Для чего навлекаем на себя позор, входя в долги (свт. Василий Великий).

Давать взаймы

Конечно, ибо даяние взаймы есть второй вид дарения… Повинен наказанию не дающий взаймы, поскольку осуждается в нечеловеколюбии. Впрочем, и на милость разум нужен, как говорит народная пословица: знай толк — не давай пьяному в долг.

Отрада и Утешение

Терпеть обиды

Все обиды терпи сначала молчанием, потом укорением себя, потом молитвой за обижающих.

Отучиться осуждать

Если осудишь кого, то дай себе правило положить в этот день хотя три земных поклона за того, кого ocyдил ты, с молитвой: "Спаси, Господи, и помилуй (имя осужденного тобою) и его молитвой помилуй и меня грешного!" И поверь, что если будешь так делать, то Бог поможет тебе и совсем отстать от этой греховной привычки.

как нападает враг

Как нападает невидимый враг? На боязливых нападает страхом и привидениями, на других — клеветой человеческой, враждой, злобой, на ученых — гордостью и самовозношением, на молодых — блудными помыслами, на старых — разленением и вредными привычками и т. д.

Открывать грехи

Открывать грехи нужно батюшке, всем остальным без нужды не открывай тайных проступков и грехов, которые ты сделал. Это может навредить тебе. Через открытие тайных проступков ты потеряешь тех, которые слушают тебя, и уважение, необходимое для совершения добра.

Противоречие

Сильнее всего в человеке действует противоречие. По своему желанию человек иногда и трудное что сделает, а скажи ему легкое что сделать, то сейчас же расстроится. А надо слушаться, хотя и не так кажется (преп. Иосиф Оптинский.

В болезни

Не делай болезни поводом к безделью(преп. Феодор Студит).

Кто берет у воров

Принимающий от воров, как вор наказывается.

С дороги

Возвратясь с дороги домой, не позволь себе сказать другим, что видел или слышал неполезное, потому что от этого бывает вред в душах (преп. Венедикт).

Души животных

Животные имеют душу, которая умирает вместе с телом. Смерть не влечет за собою для них ни блаженства, ни мучений. Душа же человека бессмертна, так как создана по образу и подобию Божию и получила от Него дар вечной жизни.

Форма входа

Поучения о говении

  Епископ Иустин

     Начали мы, возлюбленнии братие и сестры о Господе, говение! Все мы, в этом говении, без сомнения, желаем очистить свою совесть от грехов и т.о. обновить свои грешныя души. Дело это чрезвычайно важное! – Если мы сделаем его как следует, - получим спасение; а если поговеем кое-как, - говение наше останется безполезным для нас.

     Как же нам совершить свое говение, чтобы оно было для нас не безплодно, а спасительно?

     По указанию Богомудрых и опытных в этом деле пастырей и учителей Церкви, в спасительном говении необходимо нам, - 

во-первых, пробудиться от сна греховного, - 

во-вторых, сознать свою греховность, - 

в-третьих, сокрушаться о ней сердцем, - 

в-четвертых, решительно обратиться к Богу, - 

в-пятых, исповедать свои грехи на духу, - и 

в-шестых, причаститься св. Таин.

I    Грешник подобен спящему – крепким, непробудным сном, который ничего не видит и не слышит, что делается около него: не видит безпечный грешник своей опасности, не слышит, что делают вокруг него враги его, - для его пагубы. Его нужно будить, чтобы он встал и осмотрелся. Для сей-то цели окрест нас, со всех сторон слышатся возбуждающие нас голоса; и совесть, и Слово Божие, и слово отеческое, и чин св. Церкви, и чин создания Божия, и обстоятельства счастливыя и обстоятельства несчастныя, - все будит, все говорит усыпленному грешнику: возстани спяй! воскресни от мертвых! и освятит тя Христос. Но грешник в каком-то тумане и оцепенении: по временам и слышит, что его будят, - просыпается и опять засыпает, хочет встать, но тьма греховная туманит его очи, узы греховные не дают ему возможности встать и бодрено ходить во свете Божием. Вот в этот-то туман посылаются лучи благодати Божией, чтобы возбудить грешника, стряхнуть ослепление с очей его, растопить его узы греховныя и, как бы взявши за руку, извлечь его на свет сознания порядка Божия. Но и благодать св. Духа ничего не произведет в нас, - не спасет нас без нас.

      Что же требуется с нашей стороны? Что мы можем сделать для того, чтобы души наши озаботились – избавиться от сна греховного? Для этого необходимо прислушиваться к возбуждающим голосам, очнуться от дремания, сознать свою опасность. Опасение за себя, - за свою участь вечную будет в руках наших рычагом, которым перевернем мы все свое внутреннее и произведем там спасительное изменение. 

Ведь в самом деле, не пробудиться от сна греховнаго – значит на веки погибнуть. 

Да и как мерзок этот грех, как много оскорбляет он Господа, столько к нам милостиваго, - как много унижает он нас самих, предназначенных к Богоподобию, и в какую беду ввергает, - здесь лишая покой и там готовя вечное мучение. Из-за чего же мы будем губить себя?  Сладость греха мала и минутна, а горечь его безмерна и вечна: БРОСИМ ЕГО!  Зачем нам бросать себя на посрамление пред всеми и на утеху злобным врагам нашим и Божиим? Бросим грех! Разве мы хуже других, или заделены чем от Господа нашего? Источник милосердия и благодати Божией открыт всем нам!

     Так и подобным образом размышляя в сердце своем пред Богом, мы непременно вызовем благодатную помощь себе и воспрянем от сна греховного, начнем успешно совершать дело спасения своего, призывая на помощь Владычицу Богородицу, Ангела Хранителя своего, соименного нам угодника Божия и всех святых. Видя наше усердие к ним, они не дадут нам уснуть в греховной смерти. Потрудимся! Помощь не замедлит придти! Аминь.  

II      Пробудившись, человек обыкновенно возвращается к жизни сознательной, хотя иногда и нескоро: бывает, что человек пробудится и опять заснет, снова пробудится и снова засыпает; так же точно и грешник иногда пробуждается и опять предается сну беспечности, опять пробуждается и опять засыпает. Но действительно пробудившийся встает от ложа своего и, при ясном свете, начинает различать все окружающие предметы. Так и пробудившийся от сна греховнаго должен ясно сознать свое греховное состояние.

     Пересмотрим же как и в чем мы согрешили, войдем все в себя и займемся разсмотрением жизни своей и всего, что в ней было неисправнаго. Конечно, всякий готов говорить и говорит о себе, что он грешен, и не говорит только, а нередко и чувствует себя таковым, но сия греховность представляется нам в нас в виде смутном и неопределенном; а этого мало: надобно определительно разъяснить себе, - что именно в нас и нечисто и грешно, в какой мере? Надобно знать свои грехи ясно и раздельно, как бы численно. Для сего сделаем вот что: поставим с одной стороны Закон Божий, каждому из нас известный, а с другой – собственную жизнь, так же всякому известную, и будем смотреть. в чем они сходны, и в чем несходны. Законны ли наши дела, или нет? Исполнялся ли закон в нашей жизни, как следует или нет? Например, ты был оскорблен, и отмстил: так ли велит Закон христианский! Видел погрешности других и осуждал: так ли следует по заповедям Христовым? Сделал что доброе и тщеславился: позволительно ли это христианину? Закон велит не похотствовать, не гневаться, не завидовать, не присвоять чужого и пр. Сообразовалось ли поведение наше с этими правилами? Так пройдем и закон весь и свою жизнь всю.

     Вследствие такого пересмотра жизни, откроются в числе наших дел, слов, чувств, помышлений и желаний множество несообразных с законом, а может быть и вся жизнь наша окажется составленною из одних дел недобрых. Но в этом только начало самосознания, и останавливаться на сем не должно; надобно еще узнать нам постоянныя расположения сердца своего: чем оно обладается, и какия в нем обитают властители, какия действия недобрыя из него чаще вырываются, и при том, с такою силою, что мы совладать с собою не можем. Такое разсмотрение приведет нас к познанию господствующих в нас страстей, или – к одной, преобладающей над всеми, страсти.

     Известно, что корень всему злу в нас есть самолюбие. Из самолюбия выходят – гордость, корыстолюбие и страсть к наслаждениям; и от них уже все прочия страсти, пороки и грехи. У всякаго одна какая-либо страсть господствует над другими, стоящими как бы в тени и в подчинении ей. Эту-то господствующую страсть и надобно нам отыскать в себе, увидеть и определить, чтобы на нее решительнее действовать можно было. Гордец должен учиться смирению, корыстолюбец – нестяжательности, сластолюбец – воздержанию. Но и еще далее нужно идти в познании себя. После всего надобно определить общий дух жизни нашей или главное направление ея, а именно: кому мы служим? Господу или себе и греху? Что имеем в виду? Себя или Господа – Его славу и угождение Ему? За кого всегда стоим? За имя Божие или за свое? Добросовестные и верные ответы наши на сии вопросы определят: что мы такое сами по себе. и чего потому ожидать себе должны? Это общий вывод из всего предыдущего, который сам собою скажется в совести, ясно определится в сознании и исповедуется пред лицеем Господа.

    Так, наконец, вообразится вся отвратительная картина нашей греховности, и вся мрачная история нашей греховной жизни: дела, чувства, расположение и главный дух жизни! Узрев все свое греховное безобразие, мы не можем не поскорбеть о нем. Аминь. 

III      Кто познал, как должно, свою греховность, тот не будет холодным ея зрителем. Он позаботится приблизить сие познание к своей совести, и вместе с нею начнет возбуждать в сердце своем спасительныя покаянныя чувства. Чувства сии должны бы были происходить в нас сами собою; но, к сожалению, огрубевшее от греха сердце не производит их. Как чернорабочий человек грубеет от свойства своих работ. так грубеет и сердце у человека, который сам себя предает в черную работу и страстям, копает рожцы и питается ими, вместе с нечистыми животными. Потому сердце грешника не легко умягчается, когда нужно бывает возводить его к раскаянию. Вот и еще кающемуся грешнику труд. и труд более значительный; потому что в деле покаяния все зависит от чувств сердца.

     В этом самом важном и необходимом для истиннаго покаяния деле, прежде всего нужно принудить себя – дойти до самообвинения и самообличения, –- нужно возбудить в себе чувство виновности, так чтобы в глубине сердца нашего сказалось: виноват! При этом явится в душе самооправдание, или извинение своих падений и грехов: будет не малая борьба, чтобы отогнать этих врагов спасения нашего, – не нужно обращать на них внимания, устранить их, и оставить себя одного с Богом и укорить себя без укрывательства: знал, что не надобно грешить, – и грешил, мог воздержаться, – и не хотел, и совесть претила, – не послушался; значит сам виноват. Затем, сообрази места, времена и обстоятельства греховных дел своих, переходи от греха о от одного нечистаго расположения к другому; все поставляй пред совестию, как пред зеркалом. и она заставит тебя сознаться и сказать: виноват. кругом виноват. и ничего не имею в оправдание!

     Совершая такое действие обличения добросовестно, мы сердечно утвердим за собою все грехи свои: сознаемся, что и в том виноваты. и в другом, и в третьем, - во всем виноваты, - почувствуем всю тяжесть лежащих на нас грехов, - сознаем себя безответными в них, и из глубины души нашей невольно вырвется болезненный вопль: окаянны мы! После того, как произойдет это в сердцах наших, - поспешим возбуждать и выводить из сердца – одно за другим – болезненныя чувства, составляющия сущность и содержание истиннаго раскаяния. Эти чувства суть: печаль, что оскорбили Бога; стыд, что довели себя до такого безобразия; жаление, что могли воздержаться и не воздержались; досаду, на свой грешный произвол, не внимавший никаким внушениям разума и совести.

     После сознания грехов и своей виновности, чувства сии сами собой готовы будут вырываться из сердца; но нам и самим нужно помогать им развиваться, и раздражать их сильнее и сильнее. Пусть горит в них душа, как в огне: чем более будет гореть, и чем сильнее будет горение, тем спасительнее.

     Последний предел, до котораго нужно довести сие болезнование о грехах, есть омерзение к грехам и отвращение от них. В этом омерзении и отвращении – опора решимости не грешить и надежда на самоисправление. Кто возымел отвращение ко греху, тот стал вне его, или изверг его из себя. – и имеет теперь полную свободу действовать и жить, не чувствуя его влечений. Вот минута, когда смело можем приступить к обету – больше не грешить, к такому обету, которые произнесется пред лицем Господа в сердце нашем. Пади тогда каждый пред Ним и скажи: не буду! Никогда не буду грешить, хоть бы умереть пришлось: только помилуй и спаси!

     Этот сердечный обет должен увенчать чувства раскаяния и засвидетельствовать их искренность. Он – не в слове, а в чувстве, и составляет внутренний завет сердца с Богом, – возстановляет религию сердца. Аминь. 

IV      Кто почувствует боль от грехов и сознает, как они разбили его, - тот не станет долго разгадывать, а тотчас же положит конец грехолюбию своему. Он тут же, когда возболезнует о грехах, будет приводить на память все греховные случаи, и, видя, в чем где состояла оплошность, положит всячески избегать их, определяя и самые способы к тому. – Был, например, в таком-то доме, и вот в какой грех впал: не буду более ходить туда; сдружился с такими-то людьми, и они вот чему меня научили: разорву теперь с ними всякую связь; пустился на такую-то забаву, и вот что случилось: теперь ни за что уже себе такого не дозволю. Так. пересматривая всю греховную жизнь, искренно кающийся и скорбящий о грехах своих полагает добрыя намерения, как где что исправить, на всем пространстве своей жизни, чтобы не падать в грехи, и тут же, соответственно таким намерениям, решает в себе: хоть умереть, а уж никак не пойду теми путями, которые завели меня в такое пагубное состояние. Так грешник, сокрушающийся сердцем о грехах, сбрасывает с себя бремя их, и бежит из нечистаго и тлетворнаго омута их в чистую область богоугодной жизни!

     У кого в сердце образуются такие расположения и порывы, тот явится настоящим говельщиком. Такой не запнется потом на исповеди и не станет скрывать грехов своих, но все их извергнет из себя, как яд какой. А кто так исповедуется, тот чистым приступит к Чаше Господней и неосуждено сподобится причаститься св. Христовых Таин, – примет в себя Господа, а с Ним – все силы, яже к животу и благочестию, и станет жить в нынешнем веке благочестно, целомудренно и праведно.

     Напряженная решимость – разстаться с грехом и жить Богоугодно есть главное дело в обращении к Богу. Тут совершается перелом воли, после котораго она уже не хочет греха, мерзит им, отвращается от него, и напрягается, напротив, любить и делать одно добро, угодное Богу.

     Как совершается этот перелом? Благодатию Божиею – незримо и непостижимо. А нам при том нужно делать – вот что: «Пришла мысль о спасении, почувствовали мы опасность пребывания во грехе, вознамерились исправиться, - не пропустим этих благодатных движений души нашей без внимания! Это – дар Божий; не презрим и не отвергнем его: что внушается нам сделать, - не отложим того до завтра. Сейчас же войдем в себя и начнем заботливо разсчитывать и соображать все, что нужно нам по сему сделать с собою и для себя».

     Затем, начнем ходить в том чине, в котором внедряется и возгревается победительная благодать: хранить пост, ходить в церковь, творить милостыню, прекратить на время житейския дела и заботы, уединиться, читать и размышлять, а главное – молиться, молиться умом и сердцем, и припадать к Господу, болезненно взывая о помощи – одолеть себя. Если будем сие делать со всею искренностию, добросовестностию и терпением, - то призрит Господь на искание наше, осенит нас благодатию своею, - умягчит сердца наши и подаст силы переломить упорство воли нашей.

     Много у нас есть уз, которыя не дают душе востать и идти ко Господу. Кроме порочных страстей и склонностей, порядок внешней, сложившейся под влиянием греха, жизни, привычки, взаимныя отношения, страх за жизнь и благосостояние составляют крепкостенную темницу, в которой томится грешная душа. Но все это растаявает от огня благодати Божией. В минуту искренняго раскаяния человек все приносит в жертву Богу, и на все готов до положения жизни; только бы Бог простил и принял его к Себе, хоть бы последним из всех, работающих в дому Его. Что говорил блудный, то говорит и всякий, с решимостию обращающийся к Богу: востав иду – и реку Отцу моему: Отче, согреших на небо и пред Тобою и уже несмь достоин нарещися сын Твой, - сотвори мя яко единаго от наемник Твоих.

     Момент такой решимости есть главный момент обращения; а что за ним следует, то все есть исполнение того, что человек полагает сделать во время обращения, главное же – исповедь и причащение. Аминь.

V       Сегодня, возлюбленнии, мы будем исповедываться. Исповедь, разрешение от духовнаго отца и причастие св. Таин Христовых есть следствие окончательно созревшей решимости грешника идти ко Господу. – Покаяние с исповедию есть сердце говения и обновления. Предыдущие подвиги служат приготовлением к сему, а св. Причащение увенчавает и завершает все. Без настоящаго покаяния и исповеди и подвиги говения останутся безплодными, и св. Причащение будет не во исцеление души и тела.

     Дело покаяния просто – один вздох и слово: согрешил, не буду! Но этот вздох должен пройти небеса, чтобы стать ходатаем у престола Божией Правды; и это слово должно изгладить из книги живота все письмена, коими означены там грехи наши… Где же возьмут они такую силу? В безжадостном самоосуждении, и в горячем сокрушении и в чистосердечном открытии всех грехов на духу – без утаения их.

     Стыдно и трудно нам бывает во всем признаться духовнику!.. Но это, напротив, должно быть самым отрадным для нас действием; потому, что приходим мы на дух в ранах греховных, а отходим исцеленными, – приходим в узах, отходим свободными. Такова милость к нам Божия: глагола ты беззакония твоя прежде, да оправдишися, – сказал сам Господь. Оправдимся несомненно, если только исповедуемся во всех грехах своих – без утайки. И зачем же утаивать их? Чего стыдиться исповедать их? Ведь мы же хорошо знаем, что если утаим, или постыдимся исповедаться во всем; то грехи наши останутся за нами, – мы после такой лукавой исповеди останемся даже вдвое грешными, потому что ко всем грехам нашим прибавим еще самый безсовестный обман. Такой исповедник напрасно и трудился говеть: у него, значит, и пробуждение от сна греховнаго было неполное. и сознание грехов своих неточное, и сокрушение о них фальшивое, и решимости больше не грешить у него не имеется: он сугубо грешен – несчастный!

     Исповедь чистая, полная, не укрывательная и потому спасительная, бывает только у того, кто в самом деле познал свой грех, сознал себя виновным в нем, оплакивает и мерзит им. Такой готов бывает пред целым светом исповедываться, а не пред одним только духовником. И тут-то вот корень целебности покаяния: в сердечном сокрушении о грехах, с омерзением к ним. Если мы умягчим сердце свое, расплавим его сокрушением, то оно само извергнет из себя все нечистое, а исповедь попалит все огнем стыда и Божия разрешения: сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит.

     Только сердце слезящее и болезнующее приобретает мудрость, которая научает кающегося так действовать в покаянии – и внутренне и внешне, – чтобы пожать вполне плоды его, в число коих входит непомилование только и всепрощение, но и совершенное изменение сердца на лучшее, от котораго происходит исправление жизни: глубоко сокрушенный исповедует полно, и по исповеди является вполне новым человеком. Так, сокрушение и исповедь, чрез разрешение, производит сочетание Божеской и человеческой стихий в покаянии, из коих выходит новая тварь, как в начале – из купели крещения. Сего и да сподобит Господь многомилостивый всех нас, да изыдем из врачебницы покаяния все во всем исцеленными и совершенно обновленными, во всех чувствах и расположениях сердца нашего, - чтобы нам отселе любить то, к чему прежде были холодны и ненавидеть то, к чему прежде были пристрастны: чтобы любить вместо гнева – кротость, вместо гордости – смирение, вместо пьянства – трезвость, вместо блуда – целомудрие, вместо зависти – доброжелательство, вместо сластолюбия – воздержание, вместо лености – трудолюбие, вместо разсеянности – степенность, вместо бранчивости – миролюбие, вместо пересуд и клевет – доброречие и блюдение чести ближняго; словом – вместо всякаго порока и страсти – противоположную добродетель и благорасположение.

     Одного человека, после исповеди, товарищи пригласили на обычные утехи, а он с твердостью отвечал: я уже не тот. Вот в каком настроении и нам нужно явиться после исповеди, чтобы, когда возстанут обычныя страсти, с требованием удовлетворения, мы могли решительно отвечать им: мы уже не те! Только исповедавшись, мы и причастимся неосужденно. Аминь.

VI       Грехи оплаканные, исповеданные и разрешенные, уже не в нас, или не на нас. В минуту разрешения они отпали от нас, как сухия ветки; и Господь идет попалить в нас это греховное терние, дабы приготовить в нас достойную Себе обитель, очищенну и пометенную.

     В ожидании Господа, позаботимся сохранить внимание наше не развлеченным и сердце – безмятежным. Будем беречься разсеяния и смятенных забот. Отстранившись от обычных дел, войдем в себя, и будем там пребывать с одною мыслию о Господе, имеющем придти к нам. Прекративши всякое движение сторонних мыслей, и взирая мысленно на единаго Господа, будем безпрестанно молиться Ему краткими молитвами: Не отвержи мене, Господи, от лица Твоего! Не погнушайся мною, много оскорбившим Тебя! Не отжени мене от трапезы Твоей, как нечистаго! Живи же мя по словеси Твоему! Посети мя по милости Твоей, хоть, и не достойнаго! Приди ко мне погибающему и спаси мя! Или просто одну молитву: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя! Или и без слов будем припадать к стопам Его, ожидая милости! Этим одним можно было бы ограничить весь нынешний труд говения. Но если мысли наши и чувства не будут сильны пребывать в одном этом, то займем их размышлением о самом причащении и, чтобы они не блуждали много, сосредоточим их на словах Господа о сем таинстве и Апостолов, например, Аз есмь хлеб жизни, говорит Господь, сшедший с небес: ядущий хлеб сей будет жить во век; хлеб же, который я дам, есть плоть Моя, которую Я дам за жизнь мира. Истинно. истинно говорю вам: если не будете есть плоти Сына человеческого, и пить Крови его; то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою плоть и пиющий Мою кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день. Ибо плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие Ядущий Мою плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем. Примите, и ядите; сие есть Тело Мое. Пейте из нея все; ибо сия есть Кровь Моя. Кто будет есть хлеб сей или пить чашу Господню недостойно, - повинен будет против Тела и Крови Господней. Будем размышлять об этом и поучаться! Вместе с сим обратим еще внимание на наше внутреннее состояние. Что там у нас должно быть теперь? В душе нашей должны быть возбуждены чувства: живой веры в Господа – Спасителя и благоговения к Нему; - чувство самоуничижения и страха: Кто Он и кто мы?! Сильное чувство жажды соединения с Ним, - чувство сокрушения о своем недостоинстве, и искренней, безграничной любви к нашему Избавителю от греха, проклятия и смерти. Возбудив сии чувства, растворяя их пламенною молитвою, и переходя от одного из них к другому – от веры к благоговению, от благоговению к самоуничижению, от самоуничижения к страху, от страха к желанию, от желания к сокрушению, - мы составим внутри себя духовную, затрапезную песнь любви, которая будет Богу приятна и привлечет к нам небесное дарование. В занятии этим должно состоять наше всенощное бдение под день причащения, о котором молимся в последней молитве повечерия.

     Так, попеременно, - то в Богомыслии, то в молитве, - позаботимся провести весь остаток ныняшнего дня, вечера и ночи; а утром, как только откроем очи свои, поскорее возмемся за свою мысль, и поспешим воскресить в ней сознание величия наступившаго для нас дня преблагословеннаго в днях нашей жизни, говоря о нем в себе: сей день, его же сотвори Господь, возрадуемся и возвеселимся в он! Наступила Пасха для души нашей! Но не будем суетиться и развлекаться многим; поспешим опять собраться с мыслями и установить внимание свое на едином на потребу – на том, что имеет быть с нами и для нас.

     Так приготовившись, поспешим во св. Церковь – к Божественной Литургии. На пути в церковь будем повторять себе: Се Жених душ и сердец наших грядет; пойдем в сретение Его, усердно – из глубины души взывая: Иисусе, Боже сердца моего, приди и соедини мя с Тобою на веки! Аминь. 

VII     ИСПОВЕДАНИЕ ГРЕХОВ